AY/АЯ (nemo_nostrum) wrote in psyhistorik,
AY/АЯ
nemo_nostrum
psyhistorik

Categories:

д-р П. Я. Гальперин (Харьков) в 1930 г.: Лечение наркоманий ...


Лечение наркоманий

Алкоголизм * Морфинизм * Кокаинизм

Перевод с немецкого д-ра П. Я. Гальперина

с приложением статьи об амбулаторном лечении алкоголиков

1930 г. издательство "Научная мысль"

учр. Наркомздравом УССР


П.Я. Гальперин. Амбулаторное лечение алкоголиков.

Выдержки из статьи:

Лечение алкоголиков в Германии, согласно изложению Joe1'я, мы могли бы кратко обозначить, как продолжительное, индивидуальное, больнично-санаторное лечение, сопровождаемое «рациональной» психотерапией и перевоспитанием. В противоположность этому в нашем Союзе с легкой руки академика Бехтерева широко распространилось амбулаторное, непродолжительное, массовое, гипносуггестивное лечение алкоголиков.

Ниже мы несколько остановимся на том, в какой мере и при каких обстоятельствах оправдывается каждый из этих методов, а сейчас обратимся к нормальному курсу лечения алкоголика в той форме, как он проводится в большинстве наших амбулаторий и наркодиспансеров.

…доверие больного к врачу есть непременное условие успешности дальнейшего курса, и время, потраченное на него, сокращает многое в будущем.

Мы переходим теперь к тому моменту лечения, без которого оно никогда не может считаться законченным - к примыкающему к основному курсу длительному наблюдению. Оно безусловно необходимо и, принимая во внимание сплошное алкогольное окружение, в котором живут наши больные, должно быть достаточно длительным, - в несколько лет - и ни в коем случае не менее года.

Оно также может принимать различные формы. Типичный курс лечения, с изложения которого мы начали, разряжаясь, переходит в него незаметно; здесь, чтоб иметь некоторую прочную грань, мы условно принимаем, что наблюдение начинается с того момента, когда больной переходит на контрольное посещение врача по разу в неделю и реже. Следовательно, последние 2 недели типичного основного курса являются уже наблюдением. В дальнейшем мы назначаем посещение раз в две недели, но на этом задерживаемся месяца на три-четыре, так как две недели - достаточно долгий срок, и на большее на первых порах не стоит рисковать; зато потом можно прямо перейти к посещению раз в месяц и на этом продержаться месяцев шесть; только на втором году наблюдения можно без особого риска переходить на посещение раз в 2-3 месяца. Конечно, все это только схема, которая варьирует в зависимости от больного; большею частью приходится удовлетвориться более грубым разряжением посещений, к которым больные, особенно поправившиеся, относятся как к обременительной обязанности.

Что касается того, как должны проводиться эти посещения, то это зависит от усмотрения врача. Безусловно необходимо подробное осведомление, и при этом желательно не только о том, что касается «выпивки», но и вообще всей жизни больного: его работы, общества, интересов и т. д. Все это, понятно, проливает много света на его состояние, как наркомана.

Наблюдение особенно необходимо при сокращенном лечении. Последнее, как мы уже упоминали, производится главным образом с приезжими, иногородними больными и, естественно, что у них это наблюдение выливается в форме еще более кратковременных трех- семидневных курсов повторного лечения, периодически возобновляемых через каждые 3-4 месяца.

Несомненно, что даже и такое искаженное, кратковременное амбулаторное лечение, в течение которого больной продолжает оставаться в прежней неблагоприятной обстановке, дает известный процент стойкого, годами длящегося излечения. Но это очень небольшой процент, он вряд ли достигает 3-5% лиц, давших непосредственно благоприятный результат. В остальном такое лечение, будучи успешным, обеспечивает воздержание от прежнего пьянства на срок в среднем от 4 до 8-12 месяцев.

И все-таки практического значения этого лечения отнюдь нельзя преуменьшать. Если хронический алкоголик, во всех отношениях неполноценный, становится снова здоровым и трудоспособным человеком, который только раза два в год на 3-5 дней выбывает из строя вследствие острого заболевания, то разница между этими состояниями в биологическом, бытовом, профессиональном, социальном отношении настолько велика, что в необходимости и пользе такого лечения вообще не может быть сомнения; об этом прекрасно знают наши больные и семьи их, которые снова и снова обращаются к нам за помощью.

Но в общемедицинском отношении этот успех, конечно, более чем скромен. И не может быть сомнения, что «немецкий» способ лечения дает более надежные результаты (15-30% стойкого выздоровления!).

Значит ли это, что мы должны отдать последнему решительное предпочтение? Думаем, что нет. Безусловное принятие одного из этих методов – «немецкого» или «русского» - так же как и голый отказ от какого-нибудь из них будут одинаково неправильны; ведь если учесть длительность, стоимость и обстановку лечения по Joel'ю и, следовательно, тот контингент лиц, на которых оно рассчитано, то и его результаты окажутся весьма посредственными, не говоря уже о том, что оно, конечно, не может рассчитывать на широкое общественное значение. Мы полагаем, что все дело в том, что масса алкоголиков далеко не однородна и в ней необходимо выделить отдельные подгруппы, для каждой из которых следует определить показания к тому или иному роду антиалкогольного лечения. Было бы излишней роскошью лечить всех по больнично-санаторному методу, в то время как преобладающая часть больных при условии диспансерного наблюдения вполне успешно может лечиться амбулаторно.

Но, с другой стороны, несомненно, многие алкоголики были бы спасены для общества и не висели бы на нем тяжелым грузом при наличии самого непродолжительного стационарного лечения. Все дело, повторяем, в том, чтобы определить, в чем именно какой алкоголик нуждается. А это зависит, конечно, от определения того, какой тип, какую форму алкоголизма мы перед собою имеем.

Ложный запой бытового типа, если больной является к врачу в период затихающего пьянства или непосредственно после него, в первые полторы-две недели лучше вести по сокращенной, но энергичной формуле («поставить на ноги!»). Но затем мы быстро переходим к наблюдению, в котором главным образом и заключается лечение. Здесь особенно необходимы установка и, в виду распространенных предрассудков о неизлечимости «запоя», разъяснения отличия ложного запоя от истинного (происхождение, виды на будущее), а также объяснение того, откуда возникли эти неправильные представления. Успокоение больного, обнадеживание его (наряду с указанием на серьезность положения и необходимость длительного наблюдения) является весьма существенной задачей. Но повторяем, с другой стороны, не следует быть слишком подробным, слишком навязчивым в своих объяснениях; они должны служить лишь основой для крепкого эмоционального воздействия, дающего переустановку.

Так как запой обычно возвещается «предвестниками», то на них-то и нужно сосредоточить внимание, назначая scopolamin при первом же их появлении. Обычно двумя назначениями последнего (по указанной выше прописи) удается ликвидировать опасное состояние, но еще в течение около двух недель необходимо держать больного под частыми посещениями и легкими sedativa. Нужно отметить, что как при морфинизме, так и при алкоголизме, после оставления наркотика могут в течение года еще наступать с промежутками в несколько месяцев волны „дурных настроений", нередко приводящие к срывам.

При реактивном алкоголизме прогноз зависит от основного реактивного состояния. Следовательно, вызвав правильную установку у больного по отношению к его пьянству, нужно прежде всего лечить его невроз. Конечно, здесь на первом месте причинного вмешательства стоит психоанализ. Но мы не можем отрицать и весьма существенной подчас пользы гипнотической суггестии, особенно в форме сеансов отдыха, в котором так нуждаются эти больные.

Мы считали бы даже вредным помещать бытового алкоголика с правильной и, значит, действенно-сильной установкой в искусственную обстановку стационара, где эта активность к здоровью не найдет опоры и развития ни в каком противодействии. Бытовой алкоголизм - это социальное страдание par excellence; именно в отношении этих социальных влияний и должна проводиться иммунизация больного. Парниковая трезвость больницы (или санатория) лишены, поэтому, всякой показательности. Человек должен лечиться и стать здоровым в тех условиях, в которых он живет. Только тогда мы можем быть уверены в результатах. Ибо очень многие бытовые алкоголики (не говоря уже о случайных, но и хронические) без внешнего повода или приглашения вообще не начинают пить, так что в этих случаях мы в условиях стационара вообще не имеем возможности следить за ходом их лечения. Повторяем, для бытовых алкоголиков с правильной психологической установкой стационар является излишней роскошью, а весьма часто - может быть и вредной.


Источник: Алкоголизм в Германии
Tags: Гальперин П.Я./Galperin P.Ia., Харьковская школа/"Kharkov School", восток-запад/Est-Ouest/East-West, патопсихология/pathopsychology, провинция/peripheral localities, психогигиена/mental hygiene, публикации/publications
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments